Главная Новости Если хочешь узнать, что думает о тебе твой друг, разозли его Контакты




смотреть




ГЛАВА 1 1

 

ТРЕНЕРЫ ПО ФИТНЕСУ ДЛЯ ГЛАЗ: КТО ОНИ ТАКИЕ? ОТКУДА ОНИ БЕРУТСЯ? ПОЧЕМУ ВАМ НУЖНО ОБРАТИТЬСЯ К ТАКОМУ ТРЕНЕРУ?

Можно ли назвать коррекцию зрения с помощью упражнений новинкой?

В какой-то степени — да. Врачи лечили косоглазие с помо­щью лекарств уже почти четыре тысячи лет назад. Как отмечает М. Дж. Ревелл в своей работе, посвященной истории упражне­ний для глаз, в обнаруженных древнеегипетских папирусах, от­носящихся ко временам Моисея, написано: «Для исправления косоглазия использовать мозг черепахи и восточные специи, рас­тертые вместе в равных пропорциях». Только в 1896 году, то есть через четыре тысячи лет, французский ученый-офтальмолог Эмиль Джавел, чей отец страдал косоглазием и был изуродован в результате операции на глазах и чья сестра унаследовала то же самое заболевание, опубликовал первую книгу об упражнениях при косоглазии. В Великобритании глазной хирург Клод Уорт опубликовал книгу на ту же тему в 1903 году.

Двадцатый век принес с собой прогресс в хирургических тех­нологиях, но офтальмологи продолжали спор об относительных преимуществах упражнений перед операциями на глазах.

В 1950-х годах ребенку, страдающему косоглазием, как пра­вило, предписывалось начинать с упражнений для глаз, затем де­лали одну операцию, а затем он продолжал делать упражнения. Однако к 1960-м годам в медицине произошли значительные перемены. Во-первых, методы анестезии усовершенствовались настолько, что хирургия стала более безопасной, и, во-вторых, хирургические операции стали более доступными, потому что теперь их стоимость входила в медицинскую страховку. Начи­ная с этого времени офтальмологи постепенно отказались от комбинированного подхода, сочетающего упражнения и опера­цию, и перешли на более удобный и отнимающий меньше вре­мени подход, когда больному делали несколько операций.

Сегодня некоторые из более прогрессивных и непредубеж­денных офтальмологов пересматривают роль упражнений в ле­чении косоглазия и даже в решении проблем с чтением, связан­ных с глазами, и за последние десять лет в специальных меди­цинских журналах уже появилось несколько статей на эту тему. Но обычно, если пациенты не хотят делать операцию, а предпо­читают упражнения, им приходится искать помощи за предела­ми официальной медицины.

Оптиметрия — специальность, связанная с лечением глаз, не­зависимая от медицины. Оптики, так же как и дантисты, обуча­ются в рамках системы, стоящей отдельно, но параллельной ме­дицине. Сегодня во всех пятидесяти штатах США оптики не только выписывают очки и контактные линзы, но и используют средства для лечения болезней глаз, так же как дантисты назна­чают средства для лечения болезней полости рта. В штате Окла­хома оптики даже делают операции на глазах с помощью лазера. Но в первой половине двадцатого века такая практика не была распространена.

В то время как офтальмологи совершенствовали хирургиче­ские методы, в распоряжении оптиков не было ни лекарств, ни возможности делать операции. Поэтому они отдавали свои силы разработке других направлений в лечении глаз. Одним из таких направлений было совершенствование методов, которые успеш­но применяли ранее Джавел и Уорт.

В начале века упражнения ограничивались тренировкой того, что я назвал «мышцы Сильного зрения», или, как это называют врачи, бинокулярного зрения, то есть зрения двумя глазами. Тре­нировки периферийного зрения в эти упражнения не включа­лись. Игнорировались также и все остальные навыки зрения, ко­торым в этой книге были посвящены главы с 3 по 9. Но вскоре такое положение изменилось.

В 1920-х годах молодой оптик по фамилии Скеффингтон, изу­чая теории своих коллег, понял одну вещь. В своей личной прак­тике Скеффингтон наблюдал, что очень часто люди все равно плохо видели, даже если очки, которые он им выписал, точно со­ответствовали результатам измерения остроты их зрения. Ин­туитивно он чувствовал, что дело здесь не только в свойствах са­мих глаз.

В 1928 году Скеффингтон совместно с другим оптиком, Е.Б. Александером, создали организацию под названием «Программа развития оптики», которая специализировалась на ис­следованиях и образовании в области зрения. Скоро в ее рядах состояло уже три тысячи членов, и до 1960-х годов она была ос­новной организацией в области повышения квалификации спе­циалистов-оптиков.

В рамках этой организации проводились исследования, свя­занные с эффективностью упражнений для глаз, а также с тем, как человек вообще пользуется своими глазами. В этих исследо­ваниях принимали участие психологи, педагоги и врачи. В ре­зультате значительно расширились представления о том, как че­ловек воспринимает информацию через глаза, и была получена возможность разработать соответствующие упражнения для коррекции зрения.

Скеффингтон и его коллеги сделали вывод, что зрение явля­лось прерогативой не только глаз, это процесс, в котором участ­вует весь организм человека. Качество зрения не было постоян­ным, оно все время менялось. Они также поняли, что стресс может оказать пагубное воздействие на зрение и оказаться при­чиной болезней глаз. Зрение — это активный, а не пассивный процесс. Когда мы видим, мы сами совершаем действие, а не просто испытываем воздействие извне. Зрение — это процесс гораздо более сложный, чем я описал в этом руководстве по пользованию глазами.

Хотя существует много оптиков, предлагающих упражнения для глаз, основанные на классических методиках Джавела и Уор-та и ориентированные на то, что мы называем тренировкой Сильного зрения, оптики, принимающие более сложное опреде­ление понятия «зрение», предложенное Скеффингтоном, назы­вают себя оптиками-бихейвористами. Этот термин базируется на теории, утверждающей, что наше поведение влияет на то, как мы видим, а то, как мы видим, влияет на наше поведение.

Эта теория значительно расширила представление оптиков о подходах к управлению процессом зрения и совершенствова­нию его возможностей. Оптики-бихейвористы, говоря о зрении, вкладывают в это понятие не только остроту зрения, но и широ­ту обзора, восприятие перспективы, силу, быстроту и то, что мы называем «умное зрение». И разработанные ими упражнения включают тренировку не только остроты зрения, но и всех вы­шеназванных качеств.

 

Если коррекция зрения с помощью упражнений существует уже почти целое столетие, то почему мы так мало слышим об этом?

Ответ на этот вопрос очень прост. Хотя такие специалисты уже помогли сотням тысяч людей сделать их зрение более совер­шенным, они не могут потратить на рекламу своих услуг доста­точно средств, потому что не существует отрасли промышленности, поддерживающей их деятельность. Компании — производители зубной пасты тратят миллионы долларов, убеждая нас посетить дантиста. Фармацевтические компании тратят даже больше средств, рекомендуя нам посетить лечащего врача. Что касается глаз, то единственное, что мы можем увидеть, — это рекламу кон­тактных линз. А что касается лазерной хирургии глаза, то если один только лазер стоит около четверти миллиона долларов, у клиник, проводящих эти операции, достаточно денег, чтобы по­тратить их на рекламу, обещающую нам возможность навсегда избавиться от очков после такой операции.

До тех пор пока не возрастет количество специалистов, кор­ректирующих зрение с помощью упражнений, или до тех пор пока реклама их услуг не будет попадаться нам на каждом шагу, денег для того, чтобы информировать людей о преимуществах такого метода, не будет.

 

Почему так мало специалистов, занимающихся коррекцией зрения с помощью упражнений?

Специалистов в этой области мало, вероятно, по той же са­мой причине, по какой мало кто из профессиональных врачей хочет стать тренерами и далеко не каждому врачу хочется ме­нять привычную сферу деятельности на другую, пусть даже и смежную. Кроме того, большинство пациентов таких специали­стов — дети, в занятия с которыми требуется вкладывать больше сил, чем со взрослыми.

Примером того, сколько энергии требуется для такой рабо­ты, служит рассказ о докторе Джавеле, который помог своей се­стре, страдавшей косоглазием, избежать грубой и примитивной операции, распространенной в то время. Он называл такие опе­рации: «рассечение глазодвигательных мышц». Предлагаемые им упражнения требовалось выполнять в течение длительного вре­мени. Известный хирург того времени Альбрехт фон Греф заме­тил по этому поводу: «Люди того не стоят». Много лет спустя, уже в конце своей карьеры, Джавел, почти ослепший от повы­шенного внутриглазного давления, согласился с этим утвержде­нием. «Фон Греф был прав», — сказал он.

К сожалению, учебный план в современных учебных заведе­ниях, где выпускают оптиков, такой насыщенный, что многие из них начинают чувствовать себя такими же старыми, как Джавел, еще до окончания первого года обучения. Ко времени получения диплома они бывают уже слишком заняты, чтобы посвящать свои силы еще и изучению методик упражнений, чтобы вклю­чить их в свою практику.

К счастью, определенный процент студентов все же склонен заниматься именно изучением упражнений и их применением. Я заинтересовался этими вопросами, еще когда учился в универ­ситете. Первое, что я узнал, проходя курс обучения в школе оп­тиков, это то, что для глаза двадцать футов — это то же самое, что бесконечность. Рассматриваем ли мы какой-либо объект на расстоянии двадцати футов или на любом большем расстоя­нии — все равно мышцы Четкого зрения, как они названы в этой книге, полностью расслабляются.

Заканчивая первый год обучения в компании сокурсников, смирившихся с тем, что двадцать футов равны бесконечности, я чувствовал себя словно запертым в маленькой комнате. Меня во­все не привлекала перспектива всю оставшуюся жизнь задавать своим пациентам вопрос: «Какую строчку вы видите на таблице сейчас?» И когда я встретил доктора Уильяма Ладлема, профес­сора, сопровождавшего свои лекции примерами людей, чья жизнь разительно изменилась после того, как они прошли курс специ­альных упражнений для глаз, я сразу заинтересовался этой те­мой. Мне казалось, что коррекция зрения с помощью упражне­ний — это самое гуманное направление оптики, которая все бо­лее и более приобретала черты сухой науки. Я нашел свою нишу.

В течение следующих полутора лет я провел сотни часов, ра­ботая в клинике терапии зрения. Моим первым пациентом был девятилетний мальчик по имени Джо. Он страдал сильным косо­глазием. Один глаз у него практически съехал к носу. Этот глаз был почти слепым, и это означало, что, даже если он будет но­сить отличные очки, его зрение все равно не станет лучше, чем 20/200. И что еще хуже, его мозг научился обрабатывать инфор­мацию, поступающую от больного глаза, таким странным спосо­бом, который, по мнению большинства специалистов, никак нельзя было исправить. Билл Ладлем был с этим не согласен.

В течение многих месяцев Билл руководил моей работой с Джо — до тех пор пока глаза мальчика не стали смотреть прямо. Зрение Джо в левом глазу стало значительно лучше, но все еще не превышало значения 20/30. Ему оставалось две строчки на таблице, чтобы достичь сакраментального 20/20. Строго говоря, Джо не «вылечился».

Когда я сказал его матери о неудаче, она посмотрела на меня как на сумасшедшего и сказала: «Что вы подразумеваете под не­удачей? Джо может наконец кататься на велосипеде; мы можем разобрать его почерк. Он больше не отстает в школе и теперь может участвовать в спортивных соревнованиях, тогда как рань­ше он только сидел на скамейке запасных. Как вы можете назы­вать это неудачей?»

Как я мог?

С тех пор в своем воображении я видел образ Джо, и этот об­раз вел меня через все трудности, которые мне приходилось пре­одолевать, развивая технику коррекции зрения. С тех пор я ви­дел тысячи и тысячи детей и взрослых, которые — даже если они не страдали косоглазием, — пройдя курс тренировок, испы­тали благотворные перемены в жизни: в учебе, в занятиях спор­том, в профессиональной деятельности, не говоря уже об отно­шениях в семье.

 

Как обучают тренеров по фитнесу для глаз и где они получают лицензии?

После колледжа оптики четыре года учатся в специальной школе. В течение этих четырех лет они получают теоретические и практические знания в разных областях, которые им понадо­бятся для того, чтобы диагностировать и лечить заболевания глаз. Включены в этот курс и материалы по коррекции зрения с по­мощью упражнений. В конце обучения оптики сдают государст­венный экзамен, охватывающий все области нехирургического лечения глаз; включены также и вопросы по коррекции зрения с помощью упражнений. Оптики, заканчивающие профессиональную школу, получают степень врача-оптика и право иметь собственную практику, в том числе и предлагать услуги по коррекции зрения с помощью упражнений. Но большинству оптиков, заинтересованных в та­ком методе лечения, приходится потратить еще сотни часов на дополнительное обучение.

Закончив курс дополнительного обучения, заинтересованные врачи могут получить сертификат, предлагаемый колледжем при корпорации оптиков. Для того чтобы получить его, требуется сдать специальный письменный и устный экзамен. Получившие сертификт становятся членами Корпорации оптиков и получают право ставить перед своим именем буквы F.C.O.V.D. Существует также отдельный экзамен, предлагаемый Американской Акаде­мией оптиметрии. Сдавшие этот экзамен становятся дипломи­рованными специалистами в области бинокулярного зрения и восприятия. (Бинокулярное зрение и восприятие — это спе­циальные термины, которыми можно приблизительно описать термин «фитнес для глаз», но, в самом деле, купили бы вы книгу под названием «Бинокулярное зрение и восприятие: 7 минут для улучшения зрения и не только его»?)

 

Отличаются ли тренировки зрения под руководством тренера от процедур тренировок, описанных в этой книге?

Как игре в теннис вы научитесь быстрее под руководством тренера, так же и лучше видеть вы научитесь быстрее под руко­водством врача. Хотя процедуры, описанные в этой книге, мож­но рассматривать в качестве примеров оптиметрической кор­рекции зрения, методы, которые предложит вам врач в кабине­те, могут значительно отличаться от описанных здесь.

С одной стороны, доктор разработал бы вашу программу, вы­бирая из сотен упражнений, а не из нескольких, приведенных в этой книге. Возможно, при работе с вами он использовал бы линзы и призмы, которые преломляют свет, проникающий в глаза таким образом, что ваш прежний стиль видения оказался бы для вас бесполезен. В результате вы были бы вынуждены от­казаться от этого стиля и ваш прогресс пошел бы быстрее. Док­тор также использовал бы множество инструментов, позволяющих точно определить, когда ваши глаза работают, а когда нет. В кабинете доктора каждый шаг упражнения вы выполняли бы под его руководством. Упражнения в книге дадут вам лишь часть того, чего вы можете достичь, занимаясь с врачом.

Поэтому, если вы чувствуете, что проблемы с тренированно­стью глаз сильно мешают вам в жизни, или если у вас есть ребе­нок, который, как вам кажется, из-за этих проблем плохо успе­вает в школе или в занятиях спортом или в том и в другом, я ре­комендую вам обратиться к специалисту по фитнесу для глаз.

Наши партнеры
ОБМЕН ССЫЛКАМИ



-

Rambler's Top100
материалы из книги DAVID COOK VISUAL FITNESS 7 MINUTES TO BETTER EYESIGHT AND BEYOND. Все права пренадлежат их владельцам.
All rights reserved. 2008-2009 © Копирование материалов из сайта разрешается только со ссылкой на этот сайт /
хиты: 37877